ул. Октябрьская
тел./факс: +7(496) 613-9993
E-mail: hram1891@mail.ru

ул. Октябрьская тел./факс: +7(496) 613-9993 E-mail: hram1891@mail.ru

Коломенская епархия Московской митрополии Русской Православной церкви

Интервью

ЧТОБЫ ПУТЬ К ХРАМУ НЕ БЫЛ ДОЛГИМ.

Интервью со священником Димитрием Николаевым

Священник Димитрий Николаев

В двадцать восьмом номере журнала "Воскресенье" мы рассказывали о книге «Чудаки на русском севере» священника Димитрия Николаева – клирика храма св. Митрофана Воронежского на Хуторской улице. В рамках проекта «Общее дело», занимающимся восстановлением деревянных храмов русского Севера, отец Димитрий со своим отрядом «Небо зовет!» регулярно отправляется на помощь уникальным памятникам зодчества, которые стоят на грани полного уничтожения. О том, как создавалась книга, и что побудило автора взяться за перо, редактору журнала «Воскресенье» Михаилу Позвонкову рассказывает отец Димитрий.

- Добрый день, отец Димитрий!
Поскольку Ваша книга – о движении «Общее дело», то давайте с этого и начнем: как Вы оказались среди участников и что подтолкнуло отправиться в первую поездку?

- Мне всегда хотелось принять участие в подобном деле, но не было ни оказии, ни возможности. Я знал, что миссионерские поездки на Север есть в Свято-Тихоновском институте, в котором я когда-то учился. Но в то время у меня не складывалось туда отправиться – в течение двенадцати лет я нес послушание в Военном отделе Русской Православной Церкви, были и иные причины, но суть одна – поездка никак не складывалась. Но вот однажды мое послушание закончилось, и я ушел из Военного отдела. Уходил я вместе с отцом Димитрием Смирновым, который меня туда привел, и появилось свободное время. Случайно я встретился с отцом Алексием (священник Алексий Яковлев - основатель движения «Общее дело», настоятель храма прп. Серафима Саровского в Раеве - прим. ред.). Кстати, мы с ним уже были знакомы по работе в Военном отделе – он пришел туда в канцелярию неделей раньше меня, мы тогда еще не были ни священниками, ни диаконами. И вот мы встречаемся как-то на патриаршем богослужении в храме Христа Спасителя, и отец Алексий рассказывает о том, что есть такой проект – «Общее Дело». Объемы работ тогда были скромнее, и это неудивительно – все только начинало развиваться. Но важно, что экспедиции действительно ездили и мне очень хотелось отправиться вместе – это было так желанно, в диковинку, хотелось попробовать себя. Дело было в апреле, и мы условились ближе к лету вернуться к этому разговору. А к Троице мне дали маршрут с указанием куда ехать. Как потом выяснилось, в эти два храма, которые мне дали - никто не хотел ехать - непонятно было, как и приступать к нему. Но это мы увидели уже позже. Отец Алексий назначил меня командиром экспедиции – а я тогда ничего не знал, да и сейчас многого не знаю...

- У Вас тогда еще не было никаких архитектурных навыков?

- Да какие там архитектурные навыки. Задачи были проще – расчистка, исследование. Как говорится – бери больше, кидай дальше. И мы поехали в местечко, которое называется Тулгас, в Виноградовском районе Архангельской области. И вот стоят прямо на дороге два огромных храма: один – в честь великомученика Климента, Папы Римского, а второй – в честь священномученика Власия. Они представляют из себя ансамбль – так было раньше часто на Севере, так называемые тройники: зимний храм, летний храм и колокольня. Колокольня, увы, не сохранилась – её уничтожили еще в Гражданскую войну, потому что именно в этом месте была линия фронта между англо-американскими войсками и красногвардейцами, и это место переходило из рук в руки. И вот мы приехали туда с нашей командой. Со мною было два сына – одному семь лет, второму – девять. Поехала с нами одна женщина, трое ребят, которых я раньше и не знал, а ещё поехали ребята из детского дома «Павлин» - Максим, Паша и воспитатель Тихон с ними. И это было действительно чудо: хоть мы и были там всего три дня, нам удалось вычистить эти два храма полностью, а ведь в одном храме была рухнувшая крыша. Все было завалено, а у нас из инструментов – только лопаты и бензопила, да еще тележку одолжили. А второй храм был разделен на отсеки для хранения зерна, все это пришлось разбирать и выгребать. Но мы справились - вычистили, вымыли, совершили Божественную литургию, крестили одного мальчика и одного мужчину. У нас оставалось еще два дня, и мы уехали в третий храм – в сорока километрах. Там было очень активное местное население и управиться удалось за один день.

Без трапезы никакая работа не спорится.
Верхняя Тойма, Архангельский район

- Это ведь как раз и было в книге – местная активистка подняла на помощь всё село?

- Да, в книге это описано и тут добавить что-то сложно...

- А что вызывало сложности помимо, собственно, физического труда?

- Приходилось организовывать людей, а ведь я - не прораб и не был им никогда. Но в книге я постарался изложить все периоды роста именно так, как и было – не приукрашивая и не преуменьшая.

- 2020-й год был непростым, всё запланированное, как правило, менялось. Удалось совершить экспедиции по плану?

- Конечно, ситуация повлияла. Одна запланированная поездка отменилась, а вместо июньского выезда поехали в августе. Нас ждал огромный Преображенский храм восемнадцатого века, нам вообще почему-то попадаются огромные, и мы в нем трудились. Естественно, что в книге об этом ничего нет, но и там хватало интересных моментов.

- Вы и в этом году планируете ездить в экспедиции?

- Да, и в этом году тоже в планах есть поездки. Мне вообще хочется уезжать в места отдаленные, чтобы был небольшой храм или часовня, где можно спокойно трудиться. Всё-таки постоянно работать с огромными храмами, когда объемы огромны, а сроки минимальны (в среднем обычно 1-2 поездки по неделе) – сложно.

- И что – удается справиться за такой срок?

- Да, удается. Но иногда мне кажется, что, возможно, и не стоит так спешить...

Кстати – о маленьких храмах. Если зайти на сайт «Общего дела», то статистика приведена внушительная, и по количеству волонтёров, и по количеству храмов. А случалось ли такое, что в ходе экспедиций удавалось найти храм или часовню, которые вообще - не значились и не упоминались ни по каким спискам, картам и реестрам?

- Чтобы найти подобные храмы, нужно, как говорится, быть «заточенным» под это. У нашего отряда нет таких «разведческих» задач, но подобные экспедиции существуют до сих пор, еще встречается неизвестное. Но требуется предварительная подготовка – надо изучать старые карты, документы, в такие поиски ходят в одиночку или вдвоём, порой - зимой, на лыжах. В «Общем деле» у нас есть такой человек, который ищет неизвестные объекты – он это любит, ездит один куда угодно и как угодно, выстраивает маршруты для других и получается у него это очень хорошо. Но такая разведка – дело совершенно особенное.

Небо зовёт

В рабочий полдень

- В книге описано, как люди, как правило, без какой-то специальной подготовки, с простыми инструментами едут совершать большие, тяжелые объёмы работ. Человеку, далекому от церковной жизни, может показаться, что куда проще нанять бригаду профессионалов и сделать все гораздо быстрее...

- Проще-то оно проще, особенно, когда есть средства, но это бы лишило экспедиции главного смысла: потрудиться самим во славу Божию. В этот мир надо окунуться, ощутить, что всё в нем ощущается по-иному. Со стороны человеку пришлому, конечно, все наши труды могут показаться наивными, ненужными, ведь взгляд изнутри отличается от взгляда извне. Изнутри участник смотри совсем иными глазами, находясь в самом процессе. Вот взять театр или музыку: то, что воспринимает зритель из зала, несравнимо с тем, что испытывает артист на сцене – ведь они находятся внутри процесса, а зритель вне его.

- В книге Вы пишете, как часто к волонтерам приходят местные жители. Кто-то предлагает помощь, инструменты, а бывает, что кто-то и ругает. А Вы интересуетесь, что происходит с людьми в тех местах, где побывали экспедиции, как складывается их дальнейшая жизнь?

- Да, мы поддерживаем отношения. С некоторыми мы созваниваемся. Нам часто звонят из села Юмиж (село в Архангельской области – прим. ред.), где мы были в экспедиции пять лет назад. Не скажу, что это такое уж полноценное общение, но, несомненно, связь остается. Нет такого, что мы приехали и исчезли – такого нет.

- Местное духовенство потом помогает с окормлением новых приходов?

- Где это возможно – помогает. Но бывает и так, что это невозможно.

- Вы лично ведете набор в экспедиционную группу?

- Ну конечно. Как иначе?

-Кого бы Вы взяли с собой без колебаний и кого бы точно не взяли?

- Надо очень постараться, чтобы я его не взял. Быть особо одаренным. Я стараюсь не пренебрегать никем. Все проясняется в процессе – как проявит себя тот или иной человек. И, конечно, мы стараемся никого не гнать от себя. Даже если взаимодействие не складывается – терпим. Ведь всё – в руках Божьих, и люди тоже меняются. Господь привел человека – почему же мы должны его прогнать? Мы должны ему помочь, и каждый вынесет что-то своё. Критерий воцерковленности при отборе отсутствует. Конечно, если человек по лагерю будет бегать за нами с топором – мы его нейтрализуем и образумим (смеется).

В минуты отдыха

На озере Тамбич. Пудожский район

- Много ли из тех, кто едет просто так - из любопытства, попробовать, потом уже сознательно приходят записываться в новые экспедиции?

- Я не веду статистику, бывает, что группы набираются и по 50 человек и больше. 50 – это в среднем. Поэтому отслеживать каждого, выяснять – случайно или не случайно он пришел, попросту нет возможности. Обычно, большая часть – это те, кто составляет костяк организации, а дальше они подтягивают друзей, друзей их друзей и так далее. Первых тридцать человек привел я, а дальше процесс частично вышел из под контроля. Но, несмотря на друзей, обязательно в каждую экспедицию попадают люди извне, «из космоса». Кто-то и них отпадает, но это реже. Чаще – потом снова едут.

- Бывало так, что звонили люди, прочитавшие книгу и говорили: «-Я прочитал, мне интересно, хочу поехать»?

- Такое было. А один раз пришел человек прямо на мой концерт (отец Димитрий создал группу «Летучий Корабль» - прим. ред), спросил про лето, про экспедиции. В итоге дождался сезона и поехал – вот уже третий год он с нами.

- Вы упомянули детский дом «Павлин». Как получилось, что ребята из детского дома поехали с Вами?

- Мы обсуждали это сперва с батюшкой, с отцом Димитрием Смирновым – он хотел, чтобы его воспитанники поехали. У ребят получилось отправиться только в одну экспедицию, но им понравилось. Главной движущей силой у них был Тихон, один из воспитателей, и случилось так, что позже он покинул «Павлин» и переехал в Ярославскую область. Сейчас он занимается молодежной работой в епархии, восстанавливает храмы. Вот так один толчок может дать направление на годы вперед.

- Поговорим о том, как создавалась книга. Это были какие-то путевые заметки, которые сложились в целое повествование, или же Вы писали уже потом, вспоминая все события?

- В пути писать невозможно, в свободное время одно желание – поспать. Только по возвра-щении домой можно немного прийти в себя. Конечно, ты многое там получаешь, но и физических сил оставляешь там изрядно. Да и смысла что-то писать там нет, всё, что действительно важно – останется в памяти и не забудется, а потом уже зафиксируется на бумаге.

Фронт работ обозначен. В г. Котлас, Архангельская область

Непокорённая вера

- Как пришла идея написать именно книгу?

- Первые три года моих поездок я писал заметки в ежемесячный приходской календарь. Но когда появились экспедиции масштабные, когда казалось, что уже надо скорее приступать к изложению, у меня как отрезало – не мог писать. Всё продолжало существовать, но только в моей голове, в воспоминаниях. Редактором нашего приходского календаря в то время была Татьяна Коршунова, которая является редактором издательства Никея. В какой-то момент она сказала, что надо написать книгу. Я подумывал и сам о книжном формате, но все так и жило в голове. К тому же, было опасение, что я уже не смогу наверстать, вспомнить все подробности происходившего с нами. Как-никак за книгу я засел спустя четыре года после описываемых в ней событий.

- Легко было писать?

- Как обычно, не было времени. Известная русская история – все делается в последний момент. Поэтому книга была написана за три недели, преимущественно ночами.

Я погружался в процесс полностью, ночевал в храме, чтоб вокруг была тишина. Бывало, звонил товарищам, сверял какие-то факты. По сути, чистого времени ушла неделя.

- Признаюсь, у меня ушел всего лишь день, чтобы прочитать книгу – было интересно. Не могу не спросить: будет ли продолжение?

- Некоторые люди, которые книгу читали, видимо, не поняв сути, посчитали, что все рассказы – про одно и то же. И внешне оно, конечно, так и есть: приехали, построили, уехали... Но я постарался из репортажных вещей сделать литературу, настолько, насколько это представляю. А получилось или нет – судить вроде и не мне, но я думаю, что задача почти выполнена. Будет ли продолжение? Мне не хочется возвращаться к такому жанру, хотя и хочется писать дальше, но – уже о самих людях: о характерах, о душевных связях и межличностных нитях. Время road movie начинает терять былую привлекательность...

Шенкурский район, Архангельская область

- И напоследок, что бы Вы сказали людям, которые прочитали книгу, прониклись и уже сами хотят ехать на Север, в экспедицию?

- Одна из задач этой книги – показать людям красоту происходящего, красоту внутреннюю. Показать, что это интересно, благородно, что дело это - богоугодное, и принять в нем участие для молодого человека – «зачетно». Книгой я хотел дать возможность людям прикоснуться к святому деланию, вкусить его сладость, проникнуться этой сопричастностью, без которой для кого-то путь к храму может быть чересчур долгим.

Беседовал Михаил Позвонков.


Возврат к списку